«Я отрыла для себя два важных понятия – «жить» и «выжить»

Ксения, 19 лет:

«Я заболела не сразу. У меня болела голова, были и другие симптомы. Когда сделали МРТ бабушка упала в обморок. Сказали, что срочно нужна операция, потому что опухоль была уже больших размеров. Еще немного и она была бы неоперабельная».

Ксении 19 лет. Она студентка 2 курса Педагогического колледжа. В возрасте 12 лет у нее диагностировали медуллобластому мозжечка.

«Во время болезни рядом были только родные: родители и бабушка. Больше никого не было. Те одноклассники, с которыми я училась, они мне написали только один раз за всю болезнь. А так ничего. Тот единственный раз – это была моя лучшая подруга, которая потом стала не лучшей. Так часто случается. Я не хотела от них помощи. Я хотела просто чтобы они узнавали, как у меня дела».

Девочке сделали операцию, она прошла несколько курсов химиотерапии и облучения.

«В больнице была детская игровая комната. Я знакомилась с детьми и общалась с ними. Был мальчик Толик. Мы с ним очень хорошо дружили и часто играли в приставку до трех часов ночи. Помню, как зашел врач и сказал: «Вы с ума сошли!», потом зашел дежурный врач и сказал: «Главное, чтобы им не было плохо» и оставил нас. Мы играли, играли, играли. Главное, чтобы ты не уходил в себя. Не было отрицательной направленности. Положительные эмоции играют свою роль. После лечения я три раза ездила в лагерь для реабилитации детей с онкологией – два раза как ребенок и один раз как волонтер. Это было недавно».

Ксения всегда любила детей. Когда к родителям приезжали гости с детьми, они оставляли их на девочку. В больнице талант находить со всеми общий язык девочка обратила на благо других детей.

«Моей первой победой была помощь мальчику, который со мной лежал. Он был измучен лечением, нелюдим. Он ни с кем не хотел общаться. Я стала его другом и постепенно он начал взаимодействовать с другими. Он очень изменился. В лучшую сторону. Я так была рада – как будто пустила в жизнь ребенка».

Спустя 1,5 года Ксения вернулась к учебе.

«У меня никогда не было отрицательного видения жизни. Даже когда мне было очень плохо. До болезни я была оптимистом. Сейчас я больше реалист. Пессимистом не была никогда. То воспитание, когда тебя окружают любовью, заботой, дает веру в то, что все будет хорошо. И по-другому быть не может! Папа с мамой очень любят друг друга».

Ксения в ремиссии более 7 лет. Ее больше не беспокоит болезнь. Есть лишь некоторые ограничения: ей противопоказаны физические нагрузки. Она встречается с молодым человеком, но замуж пока не собирается.

«Иногда я сама что-то вспоминаю с того времени, когда проходила лечение и даже могу посмеяться над какими-то моментами. Понимание того, что ты живешь и ты это преодолел, дает бо′льший стимул добиться того, что ты хочешь. Обычно смысл жизни находят не многие. У кого-то это семья, у кого денег побольше, наследие оставить. У меня цель жизни – это жить. Я отрыла для себя два важных понятия – «жить» и «выжить». Все спрашивают в чем смысл жизни? А у меня он уже есть – жить. «Так это так просто – жить», – говорят они. А я говорю: вы не путайте – жить и выжить. Это не одно и то же. Мне кажется такой смысл должен быть у всех. Если создавать семью, то для наслаждения взаимодействием в семье, с ребенком и т.д. Это и есть жизнь. А не ожидание этой жизни».