Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Лучший патоморфолог страны — по версии конкурса «Окончательный диагноз» — специалист Петербургского онкоцентра Ксения Шелехова

Подведены итоги первого в России конкурса «окончательный диагноз», в котором приняли участие более 200 патоморфолов страны. Первое и третье место в этом состязании заняли специалисты Санкт-Петербургского онкологического центра.

Как известно, именно заключение патоморфологов становится для онкологов главным руководством к принятию решений по дальнейшей тактике лечения пациента, поэтому без этих специалистов ни одному серьезному медицинскому учреждению просто не обойтись, при этом крайне важен уровень их квалификации, их опытный «глаз», который изучает крохотные образцы тканей под микроскопом.

Сегодня в стране насчитывается около 4 000 специалистов по установке окончательного диагноза, и это, как минимум, вдвое меньше необходимого, а сама специальность не считается популярной среди студентов-медиков. Привлечь внимание к этой проблеме и повысить престиж специальности — такие задачи ставил перед собой первый всероссийский конкурс, который стартовал 30 октября. В течение недели любой желающий мог, рассмотрев предложенные на сайте конкурса задачи (препараты и клинические данные), выдать свой диагноз.

Более двухсот патоморфологов проанализировали 14 конкретных примеров опухолевых тканей, и когда были подведены итоги конкурса — а в жюри участвовали российские, чешские и итальянские специалисты — оказалось, что лучшими патоморфологами страны можно считать двух специалистов из Санкт-Петербургского онкологического центра: 1-е место и микроскоп Leica DM500 будет вручен руководителю отделения патоморфологии центра Ксении Шелеховой, а 3-е место заняла сотрудница этого же отделения Анастасия Константинова, которая получит редкий гистологический атлас.

По словам Ксении Шелеховой, предложенные для анализа примеры были крайне сложными, большинство образцов представляли очень редкие опухоли, с которыми далеко не каждый патоморфолог может встретиться в своей реальной практике. «Для патоморфолога среднего уровня подготовки вопросы были очень сложными, — отмечает Ксения Владимировна. — Но я „опознала“ все. Это вовсе не значит, что каждый из примеров мне был знаком из практики. Например, в 8-м задании надо было поставить диагноз „пролапс маточной трубы после гистерэктомии“ — это очень редкая ситуация, и я о такой даже никогда не слышала, но в этом случае помогло умение работать с литературой, в том числе, западной. А это нам приходится делать едва ли не ежедневно в своей работе: никакой патоморфолог не может всю информацию о тысячах разновидностей опухолей удержать в голове — просто надо уметь по каким-то ключевым признакам понимать, где, в каких источниках искать ответ».

Источник: АиФ