Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Первое в этом году заседание Отечественной Школы Онкологов было посвящено важнейшим событиям в онкологии в 2015 году

Иммунный прорыв

Первое выступление — профессора Евгения Наумовича Имянитова — было посвящено обзору наиболее интересных открытий в области фундаментальной онкологии, и прежде всего, в области иммунотерапии рака. Данное направление в развитии противораковой борьбы является едва ли не самой заметной тенденций последнего десятилетия, и действительно именно подходы, направленные на модуляцию противоопухолевого иммунитета, позволили получить стойкие и длительные ремиссии для новообразований, которые ранее считались абсолютно неизлечимыми на поздних стадиях. Именно в 2015-м году было опубликовано несколько исследований, открывающих принципиально новые перспективы для иммуноонкологии.

Между тем, памятуя о том, что препараты для иммунотерапии рака являются крайне токсичными и при этом очень дорогостоящими (стоимость одного курса лечения может доходить до млн долларов в год), а ответ на лечение клиницисты получают далеко не у всех пациентов, открытым остается вопрос о том, кому конкретно показана данная терапия? Отчасти в поисках ответа на данный вопрос ученые заинтересовались ролью микробиоты кишечника в формировании противоопухолевого иммунитета — весьма неожиданный для онкологов поворот.

Профессор Имянитов привел в пример статью, опубликованную в 350-м томе журнала «Science», где исследователи выполняли эксперименты по перевивке клеток меланомы различным группам лабораторных мышей. Ученые получили достоверные различия в скорости роста опухоли и инфильтрации ее лимфацитами у мышей, живших раздельно. Но все различия исчезали при совместном содержании животных и при добавлении в пищу фекалий, полученных от животных из группы сравнения. Дальнейшие эксперименты показали, что решающая роль в формировании противоопухолевого иммунитета принадлежит бифидобактериям (!), проживающим в кишечнике: прием препаратов замедлял рост экспериментальных опухолей, а их применение в сочетании с терапевтическими антителами к PD-L1 сопровождалось практически полным контролем опухолевого роста.

Сходные по своей сути результаты продемонстрировала и другая группа ученых, исследовавшая противоопухолевый эффект антагониста CTLA-4 (ипилимумаба) у лабораторных мышей и у онкологических пациентов: было установлено, что эффективность препарата напрямую зависит от показателей антибактериального иммунного ответа (в этом эксперименте использовалась бактерия B. Fragilis). Опухоли животных, не имевших в своем кишечнике данных микроорганизмов или проходивших «лечение» антибиотиками, не реагировали на вводимый препарат. Но эффект ипилимумаба восстанавливался после переноса микроорганизмов в кишечник мышей.

«Данные работы заслуживают самого пристального внимания, — считает профессор Евгений Имянитов. — Они не только позволяют задуматься о ранее неизвестных компонентах формирования онкологической предрасположенности, но и предоставляют новую гипотезу, позволяющую объяснить существование колоссальных индивидуальных вариаций в отношении эффективности противоопухолевой терапии».

Также были доложены крайне интересные результаты по сочетанному применению иммуномодуляторов и ингибиторов циклооксигеназ (попросту — аспирина, который в эксперименте усиливал противоопухолевый эффект анти-PD-1 антител). Накапливаются и данные в отношении практического применения таргетных стимуляторов противоопухолевого иммунитета — например, в 2015 году были лпубликованы результаты клинических испытаний пембролизумаба (ингибитора рецептора PD-1), применявшегося для лечения опухолей с микросателлитной нестабильностью.

Basket-терапия

О величайших достижениях последних лет в области лекарственного лечения рака шла речь и в докладе д.м.н. Федора Владимировича Моисеенко. «В прошлом году на рассмотрение FDA был подан 771 препарат, из которых 440 относились к лечению злокачественных опухолей», — отметил Моисеенко. — «Интересно также, что многие препараты после получения регистрации для лечения одной из опухолей, вскоре регистрируются и для терапии других новообразований, что вызвало появление нового дизайна клинических исследований — так называемого «basket».

Как известно, биологические системы крайне сложны как с точки зрения организации, так и строения отдельных элементов, и, например, при той же иммунотерапии рака ученые пока плохо понимают, что какой эффект и каким образом вызывает. Похоже, место иммунотерапии в тактике лечения больных раком на настоящий момент пока не определено. «Но при этом активно продолжаются попытки поиска и блокирования новых „мишеней“ в солидных опухолях с одновременным развитием и расширением показаний для иммунотерапевтических методов противоопухолевого лечения. Сложность поиска высокоэффективных препаратов с направленным механизмом действия кроется в большом количестве молекулярных нарушений и невысокой частоте опухолей с активирующей ролью каждого из них. Одним из решений этой проблемы представляется относительно новый дизайн исследований „basket“, когда в одно крупное исследование, на первом этапе которого проводится тщательное молекулярно-генетическое исследование опухоли каждого пациента, объединяются несколько исследований новых таргетных препаратов», — подчеркнул Ф.В. Моисеенко.

О причинах развития резистентности к таргетной терапии, о новых лекарственных препаратах и новых «мишенях» уже известных лекарств, о непривычных подходах к лечению гормонозависимых опухолей и «ренессансе» витамина С в лечении опухолей шла речь на заседании Школы онкологов. О современном состоянии проблемы ранней диагностики рака в мире рассказал профессор Франсиско Гутьеррез-Дельгадо, директор Центра по изучению и профилактике рака Национального университета Мексики.

С полными версиями докладов можно ознакомиться в журнале «Практическая онкология» (2016, № 1).